горностайка
горностайка
Из рассылки Ольги Арефьевой: (Сайт рассылки www.ark.ru )

«Вот этот стишок сделал мой день. Прямо не могла от него отвязаться, такой он увлекательный и бодрый. Я читала много переводов Алисы, но этот мне не попадался.
Помню, иногда раздражали меня в этой прекрасной книге скучные страницы длинных несмешных стихов с непереводимым английским юмором. И вдруг такая классная живая штука.
И стала я искать, кто автор перевода? Но найти оказалось не так просто. Все цитаторы (есть такое слово? :-) нет? Значит будет!) этого произведения в интернете либо не удосуживались проставить имя переводчика, либо приписывали его Заходеру.
Заходер чудесный и любимый поэт, про него еще когда-нибудь сделаю пост в ЖЖ или номер в Тигре. Но в его пересказе нет этого стиха, а вторую книгу он не переводил вообще! Вернее, перевод точно не появлялся в публичном поле.
Но после некоторый возни поиски все же увенчались успехом! Я раскопала прекрасную исследовательскую статью в журнале Время Z, автор Сергей Курий.
В ней приведены такие переводы этого стиха, какие мне и не снились. И добротные перелицовки, практически конгруэнтные английскому тексту, и полный треш, непонятно по какому принципу зовущийся переводом. И две украинские версии. Статья здесь: www.ytime.com.ua/ru/50/2915

В разных трактовках событий наш неимоверно бодрый старичок сиживал на стене, на заборе, на калитке верхом, на воротах, около ворот и в пруду. Ловил он то бабочек, то мотыльков, то мух, то тарарам, то стрекоз. А делал из пойманного блины и пирожки, фарш мясной, пироги с бараниной, буревещих сорок, сухари и шубы. И продавал гусарам и корсарам, прохожим, морякам, флибустьерам и пиратам с бригантин.

Удовльствие прочитать все финалы стихов доставьте себе сами, если захотите. Меня восторгает читать это вслух.
А полюбившийся мне перевод оказался работой В.Орла, сделанной в 1980 году!
В нем он смело отходит от буквы исходного текста, но зато отлично передает игривый и темпераментный его дух. Так, что стихотворение, казавшееся мне раньше занудной и многословной вставкой, лишь замедляющей ход событий "Алисы", обрел смысл, веселье, искрометность и живость.

Итак, ура, любуемся. По-моему, на это точно стоит написать песенку, последовав совету первых строк. :-)

А мы, читатели и цитатеры (еще слово) - давайте не забывать, что в щепетильном деле сохранения авторства важно быть аккуратными. И не терять имен переводчиков. Ведь порой случаются моменты, в которых они не менее (и даже негромко рискну прошептать - более) важны, чем авторы исходного текста».



Льюис Кэрролл
"Алиса в Зазеркалье"



СТАРИК, УПАВШИЙ С КАЛАНЧИ
Перевод В.Орла (1980)

Ты эту песенку потом
С друзьями разучи.
Я был знаком со Стариком,
Упавшим с каланчи.
Спросил я: "Как и почему
Ты влез на каланчу?"
Похлопал он по моему
По правому плечу
И отвечал печально мне:
"Я занят ловлей мух,
Я продаю их по цене
Полденежки - за двух.
Я продаю их морякам
С пиратских бригантин,
Но иногда съедаю сам:
Ведь я живу один".

Но я в тот день решал вопрос,
Как отрастить усы,
Имея только купорос,
Линейку и весы.
И вот, не слушая его,
Я в бешенстве кричу:
"Зачем и как и отчего
Ты влез на каланчу?" -
"С ковров я остригаю ворс,-
Ответил старикан,-
И делаю из ворса - морс
(Полденежки - стакан!);
Его прозвали лимонад,-
Печально молвил он,-
За то, что много лет назад
Я клал в него лимон".


Но я раздумывал о том,
Нельзя ли павиана
Заставить в бубен бить хвостом
И петь под фортепьяно.
И я сказал:
"Ответь, старик,
А то поколочу.
С какою целью ты проник
На эту каланчу!"


Он отвечал: "В чужом краю,
Где скалы да пески,
Ищу я рыбью чешую
И косточки трески.
Хочу из этой чешуи
Я сшить себе жилет.
Такой жилет мне не сносить
За девяносто лет!

И вот что я тебе скажу,-
Проговорил старик, -
Недавно лысому ежу
Я подарил парик,
А год назад я откопал
Подсвечник без свечи:
Вот потому-то я упал
С проклятой каланчи!"
Но я раздумывал о том,
Как выкрасить кита,
Чтоб выдавать его потом
За дикого кота.
И я сказал в ответ ему:
"Старик, я не шучу,
Но не пойму я, почему
Ты влез на каланчу!!!"


Прошли года, но и теперь,
Измазавшись в клею,
Иль прищемив ногою дверь,
Иль победив в бою,
Я непрерывно слезы лью,
И этих слез ручьи
Напоминают мне о том,
Кто был почтенным стариком,
Со мной согласным целиком,
Всегда болтавшим языком,
Любившим тех, кто с ним знаком
(А также тех, кто незнаком),
Питавшимся одним песком,
Махавшим грозно кулаком,
Глотавшим все одним куском,
Смеявшимся над пустяком,
И лихо ездившим верхом,
И бившим окна молотком,
Ловившим кошек гамаком,
Упавшим с каланчи.




финалы этого стихотворения из других переводов:


...С тех пор, когда я тосковал,
Когда мне тяжко было,
Когда я пальцем попадал
Нечаянно в чернила,
Когда не с той ноги башмак
Пытался натянуть,
Когда отчаянье и мрак
Мне наполняли грудь,
Я плакал громко на весь дом
И вспоминался мне
Старик, с которым был знакам
Я некогда в краю родном,
Что был таким говоруном,
Таким умельцем а притом
Незаурядным знатоком
Он говорил о том о сем,
И взор его пылал огнем,
А кудри мягким серебром
Сияли над плешивым лбом,
Старик, бормочущий с трудом,
Как будто бы с набитым ртом,
Храпящий громко, словно гром,
Сидящий на стене.

(перевод Д. Орловской)



...С тех пор, когда случайно в клей
Я пальцем попадаю,
Или в башмак, спеша скорей,
Не с той ноги влезаю,
Иль гирей многофунтовой
Я придавлю мизинец свой -
Я плачу в страшном горе:
Мне вспоминается тогда
Старик, пропавший без следа,
Чья голова, как лунь, седа,
Чья речь журчала, как вода,
Чей взор был ясен, как звезда,
Глаза горели ярче льда,
Кто тихо восклицал: "Беда!",
Сгибаясь словно от стыда,
Кто говорил не без труда,
Как будто бы во рту еда,
Кто, словно ворон из гнезда,
Зловеще каркал: "Никогда!",
Храпя, как буйвол, иногда,
В давно прошедшие года,
Усевшись на заборе.

(перевод Т.Щепкиной-Куперник)


...И теперь, если локти я в клей обмакну
Или меч на мозоль уроню,
Не на ту себе ногу сапог натяну,
Наизнанку надену броню,
Я, конечно, всплакну потихонечку, но
Не по поводу всех этих дел,
А по том старике, что качался смешно,
Чьи глаза, как огонь, борода, как руно.
Чье лицо было белое, как полотно,
Что умел отвечать до того мудрено,
Что не мог ничего я понять все равно,
Что казался ужасно подавленным, но
За здоровье мое был готов пить вино,
Что мне встретился очень и очень давно,
Что верхом на калитке сидел.

(Перевод А.Щербакова, 1969)



...Но когда я раскокаю банку,
Надеваю пальто наизнанку,
В зоосаде дразню обезьянку,
Поедаю на завтрак овсянку,
Покупаю на завтра баранку,
Прибиваю заборную планку,
Выхожу на лесную полянку,
Нахожу расписную поганку
Или песни ору спозаранку,
Вспоминаю того старичка,
У которого нет кошелька,
Башмака, и шнурка, и носка,
И рубаха ему широка,
Будто сшита она из мешка.
На макушке волос - ни клочка,
Нос длиннее, чем эта строка.
Но зато борода - как река,
И струится она до пупка,
Белоснежна, нежна и легка,
Как в небесной дали облака.
Вспоминал я не раз чудака,
Фантазера, смешного слегка,
Не сказавшего даже "ПОКА!".
Просидел он свой век на заборе
И не знал ни печали, ни горя.

(Перевод Л. Яхнина (1992))



...Теперь же, каждый раз
Как только вляпаюсь я в клей
Или засуну правую ногу в левый сапог
Или повешу на палец ноги
Гирю пуда на два
Я горько плачу, поскольку все
Это так напоминает мне
Того старика, которого я встретил,
Того, чей взгляд был кроток
А речь едва текла,
Чьи волосы были белее снега,
Лицом он смахивал на ворону,
А глаза пылали как остывшая зола.
Того, кто горем был объят,
Качаясь взад-вперед,
И глухо бормотал,
Как будто рот его набит был тестом,
Того, кто фыркал как бизон
Тем летним вечером, давно,
Усевшись на воротах.

(Перевод Н. Старилова)



...Прошли года – но до сих пор,
Невзгодам вопреки,
Случайно съевши мухомор,
Наставив синяки,
В огне, в воде, в песках, во льду,
В бою, где страшно, как в аду,
О чем я речь ни поведу,
Имею одного в виду –
Его, его, что на беду,
А может быть, не на беду,
А только к своему стыду,
Не ведал, сколько дней в году,
Не знал, как ловят какаду,
Как собирают череду
Но под свою плясал дуду –
Сидящего в пруду!

(Перевод А.Флоря (1992, 2003))



...Но я благодарил его,
За все, что говорил,
И от здоровья моего
Глоточка не отпил.
Ведь стоит мне попасть впросак
Рассудку вопреки:
И ногу правую в башмак
От левой вдеть ноги,
Ударить палец, в клей залезть,
Заплакав, вспомню в миг,
Как у калитки сгорблен весь
Сидел один старик.
Старик, чей голос мягким был,
Чья речь была длинна,
Чьих глаз лукавых блеск слепил,
Как полночью луна,
Кто говорил, как сиплый пес,
Чей нос сопел, как паровоз,
Чья голова была седа,
Чье тело сгорбила беда...
Его я вижу пред собой,
Он в памяти живет
Старик горбатый и седой,
Присевший у ворот.

(Перевод И.Явчуновской-Рапопорт)

@темы: цитаты, стихи